ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ

Прошло 100 лет с того времени, как страстный и неутомимый исследова­тель Песталоцци подарил народной школе те базы способов преподава­ния, которые вечно будут властвовать в ней. Он пробовал «найти зако­ны, которым подчинялось бы развитие людского духа в силу самой его природы», он знал, «что они должны быть те ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ же, что и законы физи­ческого мира», и был уверен, «что в их он отыщет нить, из которой можно будет выпрясть всеобщий психический способ обучения» (4-е письмо к Геескеру). Он отыскал «абсолютный фундамент всякого зания в на­глядном обучении». В этом его награда.

Потом люди, в свою очередь, стали строить на этом ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ фундаменте. Они употребляли камешки прошедших времен для постройки по способу Песталоц­ци. Школа словесного обучения средних веков стала школой нового времени. Меж тем душа малыша все более и поболее делалась объектом любовного исследования; все ясней и безусловнее признавалось, что способы пассивной наглядности и отдаленнейшим образом не отвечают ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ духовной жизни малыша. Меж тем в самых широких кругах более, чем когда или, распространялось сознание того, какие тотчас большие созидающие и творческие силы таятся в ребенке. Принцип Песталоцци - самодеятельность - сделался девизом. Было найдено гордое имя «Школы воспитания», и те, кто задумывался выстроить ее по теории Циллера на обучении идеям ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ, называли сами себя «научными педагогами». И все таки, пройдя туда, где работают эти преподаватели самодеятельности, преподаватели обучения идеям, вы отыщите то же, что и у преподавателей пассивной нагляд­ности. Вы отыщите всю старенькую школу словесного обучения либо, как лучше было бы ее именовать, старенькую книжную школу. Вы, пожалуй, сделайте ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ возражение: «Задача школы конкретно и заключается в том, чтоб детки с ее помощью могли акклиматизироваться с данным учебным материалом, чтоб она посодействовала ребенку прирастить, упорядочить и дополнить его познания и ими без помощи других воспользоваться; она должна быть школой обучения, либо она не будет вообщем школой». Правильно, она должна быть ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ школой обучения, но таковой, которая идет навстречу всей духовной жизни малыша, которая приноров­лена не только лишь к его возможности принимать, но также к его творче­ской возможности, не только лишь к пассивной, да и к активной стороне его натуры, которая должна отвечать не только лишь его умственным ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ стрем­лениям, но в особенности его соц инстинктам. Она должна быть школой обучения, в какой учат не только лишь с помощью слов и книжек, но еще больше методом практического опыта.

Но если мы приложим эти принципы к нашим современным школам, то мы увидим, что они быстрее заглушают продуктивные силы ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ наших деток, чем развивают их, что они нередко пробуют сформировывать де­тей в таком возрасте, когда они совсем еще не способны к формиров­ке, что они связывают обучение с такими предметами, энтузиазм к которым просыпается искусственно методом утонченных способов, в то время как тот круг опыта, который приносит ребенок в ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ школу, употребляется в целях обучения только при случае, что они, в конце концов, не дают практически никакой еды социальной натуре малыша, по последней мере, это не делается планомерно и в самом преподавании.

Видя это, многие из нас сделали вывод, что современная школа нуждается в большом преобразовании во всей собственной внутренней ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ организа­ции. И не только лишь в стареющей как будто Европе, где школа должна была развиваться под воздействием столетний передачи традиций, чувствуем мы необ­ходимость реорганизации школы словесного обучения. Это ощущают так­же наилучшие воспитатели Нового Света. Доктор John Dewey, узнаваемый лектор философии в институте в Нью ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ-Йорке, сетует полностью справед­ливо на то, что школы Старенького и Нового Света адаптированы практически только для «слушанья».

«Точно так же, как биолог может вернуть целое животное по одной либо двум костям, рассуждает он, так же и мы, представив для себя обыденную школьную комнату с ее пустыми рядами ска­меек, расставленных ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ по прямой полосы, которые не оставляют практически ника­кого места для движения, кроме разве того, какое необходимо для того, чтоб обращаться с книжкой, карандашом и бумагой,— с ее школьны­ми досками, несколькими стульями, 4-мя нагими стенками, на которых в наилучшем случае висит несколько картин,— просто можем вернуть воспитательную ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ и образовательную деятельность, способную развиваться в схожем помещении. Она полностью адаптирована к слушанью».

Но ученики в годы посещения народной школы и во время предшест­вовавшего им юношества адаптированы совсем не только к слушаныо и не только лишь к пассивному восприятию чужого познания. Напротив! Годы дет­ства, до половой зрелости ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ, отличаются, обычно, живой активностью. Суть человека в это время состоит в том, чтоб работать, тво­рить, Двигать, пробовать, узнавать, переживать для того, чтоб беспре­рывно учить окружающую реальность. Вся беспрерывная игра, жизнь малыша есть вроде бы сознательное намерение природы, направленное к тому, чтоб развивать духовные и физические силы малыша под ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ воздействием живого, многостороннего опыта. И конкретно там, где здоровые малыши не сва­лены за могильные стенки огромных городов, они вся инициатива. Они открывают повсевременно новые области радующей их деятельности и отдают­ся ей до самозабвения. Никто не обрисовал этого привлекательнее, чем ваш высоко­чтимый соотечественник, пользующийся и ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ у нас в Германии огромным почтением, Ф. Келлер, в собственном «Зеленом Генрихе». 90 процентов всех мальчишек и девченок, вопреки нашему книжному воспитанию, далековато предпочитают всякое практическое занятие рассуждениям и абстрактному мышлению. У их сохранила для себя полное значение поговорка, что «пробовать - выше, чем изучать». Только там, где чужое познание помогает в своем ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ опыте, там навастривают они уши и с алчностью внемлют; глотают также и книжки и не только лишь с занятными рассказами. В маcтерской и в кухне, в саду и в поле, в конюшне и на рыбацкой лодке они всегда готовы к работе. Тут самое обширное поле для ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ их обучения. Тут тыщи предметов живо схватываются разумом: тут безотчетно при­обретаются мускулами тыщи способностей; тут, в собственных собственных поступ­ках, сначала обучаются детки ощущать биение пульса социальной жизни. Тут чувствуют они дела, которыми связаны отдельные личности в публичной жизни, зависимость малого от огромного и величавого от малого; тут ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ обучаются они помогать и предупреждать желания собственных и чужих, утешать грустных, подкармливать голодных, ободрять вялых, побуждать малодушных так же, как и в играх они обучаются вместе стремиться, сообща организовывать и свободно подчиняться.

Но вот открывает свои двери школа. И прочь все занятия, всецело захватывавшие малыша. Конец всей деятельности дома, мастерской, кухни, конюшни ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ, сада и поля. Нельзя копать, строить, изготовлять; пропало продуктивное творчество; пропал весь детский Мир. И новый мир стоит перед ним, чуждый, с сотками загадок и непонятными требованиями и целями. Заместо кучи песку, ящика с кубиками, ножниц, молотка, кнута - доска, грифель, азбука, линейка; заместо развеселой трепотни фантазирования ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ нужно молчать и слушать; заместо блуждания в заоблачном мире нужно быть внимательным и направлять идея по прямой полосы, заместо открытий, проб, опытов и творчества - подражание; заместо развеселой беготни по улицам и дорогам нужно смирно посиживать на лавке; общие предприятия под управлением свободно избранного предводителя заменяются занятиями по предписанию и ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ в одиночку; заместо того чтоб оказать здесь же помощь слабенькому товарищу, нужно отделиться от него, чтобы он не списал. Не умопомрачительно ли, что дети сначала пугаются и теряют голову, уходят в себя, заместо того чтоб проявлять себя, когда их мысли, вопреки хорошей воле, невзирая на увещания и наказания, ускользают из 4 стенок классной ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ комнаты.

К счастью, почти всегда склоняется к ним мягкое сердечко учителя, который с любовью и добротой ловит трусливых птичек, убирает огромные камешки, препятствующие им идти вперед по новейшей, непривычной тропе познания. И жернова периодической методики размалывают твердые зерна чужеродного и в душе нежеланного познания в муку и кашу ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ, чтоб и самый слабенький мог воспринять новейшую еду. Постепенно привыкает боль­шинство деток к новенькому острову зания, к которому они раз в день дважды пристают с континента собственного обыденного опыта и к которому, но, они не в состоянии проложить моста. Более того, они свыкаются с его способами работы и проникаются ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ к ним любовью. Заместо того чтоб обращаться с действительными вещами, они имеют дело с их тенями; на место мира опыта больше значения получает книжное познание с его знатным венком, свитым ему школой, а на место некогда смелой пред­приимчивости и жажды к непроложенным тропинкам открытий выступает честная ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ работа на торенных и заезженных путях; на место наблюдения, исследования и колебаний - непреложный авторитет слов учителя. Я был бы несправедлив, если б стал опровергать все те выгоды, которые растут из привычки к сначало нежеланной работе, из жесткой системы школьной жизни с ее мучительным порядком и жестокой строгостью. Естественно, малыши ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ могут тут приобрести ценные черты, ко­торыми мы ни при каких обстоятельствах не хотим пренебречь: пунктуальность, доб­росовестность, тщательность, выдержку, порядок, регулярность, самообла­дание. Можно даже признать, что эти моральные ценности процветают в большей степени там, где школа следует не только склонностям учеников, предполагая, естественно, дружественное отношение и разумную ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ добро­ту со стороны учителя.

Но то, чего не дает наша сегоднящая школа ребенку для его жиз­ни, развитию чего она быстрее мешает, ежели содействует, - это извест­ные активные черты нрава, которые большая часть деток имеют уже в эмбрионе, когда они вступают в школу, дух самостоятельности и самоутверждения, дух ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ предприимчивости, смелая инициатива во всем новеньком и непривычном, страсть следить, изучить и, в конце концов, самое главное, работать не только лишь себе самого, ради собственного развития, ради того, чтоб опередить других и стать победителем в одичавшей борьбе за существование, да и для того, чтоб быть в состоянии с готовностью ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ пре­доставить в распоряжение всех нуждающихся свои богатые силы.

И вот появляется вопрос: нельзя ли так конвертировать нашу сегодняшнюю школу, чтоб она не растеряла собственных не плохих свойств и, но, в то же время числилась бы с природой малыша, чтоб она развивала в нем активную сторону души, оставляемую ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ сейчас в пренебрежении и даже уродуемую. Это может быть только тогда, когда мы с самого начала обучения и в основном, чем до сего времени, обратим внимание на творческие силы малыша и притом по способности в той сфере деятельности, к кото­рой он привязан и во время школьного обучения, и ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ до него своими личны­ми склонностями и экономической средой. Подобно тому, как домашний простор является для малеханького малыша поприщем работы его мозга, где он перерабатывает тыщи воспоминаний и возбуждений окружающей его среды, так и для более взрослого малыша рабочее помещение школы должно быть таким центром его активности, из которого он ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ охотно перехо­дит в учебные классы, чтоб с новыми сокровищами, которых он сам добивался, возвратиться снова к работе.

Наша книжная школа должна стать школой работы, которая примыкала бы конкретно к школе игры ранешнего юношества.

Совсем ошибочно, как будто наша современная школа не просит также работы от малыша. Отлично ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ читать, чисто писать и безошибочно счи­тать есть работа, и такая работа, которая может оказывать очень сильное воздействие на развитие нрава и воли малыша. Ну и эти работы могут получить даже значение продуктивных, если мы откажемся в нашей школьной практике от механической дрессировки, если мы, в конце концов, когда-нибудь ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ научимся осознавать, что даже небольшому школьнику при­ятнее работать самому, ежели являться пассивным объектом работы. Осознать прочитанное и воспроизвести ясно понятое со всей глубиной собственной души и со всей силой собственных творческих возможностей, сделать из пережитого своими силами картину, понятную для других, подойти с арифметической точки зрения к явлениям в пространстве ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ и во времени и к наблюдениям, изготовленным в рабочем помещении школы либо в повсед­невной хозяйственной жизни, - это есть, вне сомнения, продуктивное твор­чество, которое может развернуть все блага работы.

Но эта работа в существенном является интеллектуальной работой, и, для того чтоб оказать на малыша сильное воздействие, она должна ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ в нем отыскать значимые умственные дарования. Во-2-х, работа эта, по последней мере, во время школьной жизни, не имеет достаточной связи с остальной жизнью малыша в тот же период. В-3-х, она содействует только только собственному росту, удовлетворяет только своим жела­ниям, своим рвениям, не обращая внимания ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ на других людей.

Что требуется для новейшей школы работы — так это пространное поле ручного труда, которое, глядя по возможностям ученика, может сделаться для него полем интеллектуальной работы. Ручной труд является для огромного большинства людей сначала плодотворным полем для развития. Дальше нужны такие области труда, которые по способности стояли бы в связи ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ с хозяйственным и домашним кругом работ родителей, чтоб те нити, которые прядет школа, не обрывались раз в день, когда ребенок сбрасывает с плеч свою школьную сумку. «Там, где ребенок должен знать и учить больше, кое-чем доступно папе,— задумывается Песталоцци в «Лебединой песне»,— там учитель должен вплетать свою ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ дополнительную работу в работу отца, подобно ткачу, которому необходимо вставить узор цветка в целый кусочек материи». В-3-х, для школы труда нужна работа служения товарищам, работа, которая бы с первого денька опять и опять неутомимо повторяла, что смысл жизни не в господстве, но в служении. И только ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ когда школьная работа сделает это своим великодушным лозунгом, только тогда она сумеет стать основой для государственно-гражданского воспи­тания, которого сначала должны добиваться от школы все граждане и которое ожидалось нами, как и почти все другое, только от слов. Только в общей работе вырастает чувство общих задач, чувство необходимости ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ подчи­нения общей цели. Вкупе с ней просачивается в школу цепь социальной жиз­ни, в которую преподавание вплетает те же тыщи нитей и в той же связи, как и упорядоченная домашняя жизнь малыша с ее готовностью посодействовать, подчиниться, с ее преданностью и бескорыстной любовью.

Рузвельт в декабре 1907 г., открывая союзный совет в ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ Вашингтоне, гласил, что южноамериканская, определенная законами, школьная система имеет тот большой недочет, что она дает преимущество чисто словес­ному воспитанию и отвлекает мальчишек от фермы и от работы. Естественно, это недочет. Но тот, кто, стоя только на этой точке зрения, добивался бы школы труда, тот обрек ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ бы себя на очень низкую ступень, с которой нереально оглядеть весь видимый горизонт.

Не ради только одних умений необходимы нам мастерские, не для того, чтоб наши соотечественники научились фактически работать, не для того, чтоб малыши отлично строгали, пилили, буравили, шили, ткали, обучались стряпать, не для того, чтоб они сохранили любовь ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ к собственной работе,— нет, нам необходимы они, чтоб воспитать людей, которые понимали бы цель и благо муниципального союза и из благодарности посвящали бы себя ему на службу. Нам необходимы они поэтому, что не книжка является носителем культуры, но работа, преданная, жертвующая себя на службу людям ила какой-нибудь ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ величавой правды. Нам необходимы они также в силу огромных раз­личий в дарованиях малышей. Ибо только там, где они налицо, образователь­ная деятельность будет сопровождаться фуррором; там же, где таких нет, вероятна только тягостная дрессировка. Маннгеймская система школь­ной организации в полном собственном объеме целесообразна и мыслима только для школы словесного обучения ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ и для связанной с ней массовой практики. В мастерской, в лаборатории и школьной кухне, в саду, в рисовальном зале, в музыкальном классе каждый ребенок отыщет для себя работу, которую он в состоянии осилить. Тут работает слабенький рядом с сильным, находит у него помощь, может и должен ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ таковую отыскать. Тут рядом вместе могут переживать удовлетворенность и счастье фортуны малоспо­собный - на малой, очень одаренный - на большой работе. Тут нечего им маршировать рядом бок о бок. Ибо тут, откуда изгнан труд, основанный на чистом запоминании, еще больше ценится способ работы, чем ее продукт. Тут «индивидуализация обучения», этот девиз, исковерканный в ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ применении к нашей практике массового школьного слушания, не является больше заботой учителя. Последняя отпадает здесь сама собой. Все эти суждения и резоны не­отступно вдохновляли меня к изысканию средств и путей для того, чтоб расчистить дорогу будущей школе работы. Это могло осуществляться только шаг за шагом и до ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ того времени будет еще делом новым и сложным, пока образование самих учителей не проникнется этим совсем новым духом школы труда. Поначалу, в 1896 году, мне удалось ввести обязатель­ное обучение в школьных кухнях по 4 часа в неделю для восьмых классов дамских школ и пользоваться полученным тут опытом для преподавания ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ химии, физики и физиологии, также для обучения дево­чек счету.

Пару лет спустя во всех школах, где позволял это школьный двор, были разбиты сады, при этом школьные кухонные огороды, сначала, были предоставлены уходу учениц восьмого класса. К тому же примерно времени распространились в школах акварии, террарии, птичьи садки, ящики для ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ гусениц, так же как уход за цветами в 3-ем и четвертом классах, где раз в год распределяется для разводки 10 тыс. цветочных луковиц. Потом, в 1900 году, удалось сделать неотклонимым в восьмом классе мужских школ обучение по 6 часов раз в неделю в мастерских для обработки дерева и металла. Это, сначала ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ, отдало опыт для рисования, потом для обучения механике, геометрии и счету. В 1903 году началась реформа обучения рисованию, которое с самого же начала было поставлено на службу декоративного искусства, а тем са­мым на службу творческой деятельности малыша; я все более и поболее находил внутри себя мужество на этот риск, благодаря ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ моим серьезным исследованиям развития возможности к рисованию у малыша. В конце концов, в 1907 году удалось мне, после жаркой борьбы, ввести для мальчишек в восьмом классе непременное лабораторное преподавание физики и химии по 4 часа в неделю, которое, невзирая на резкие нападки, не прекращаю­щиеся доселе, не только лишь ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ не пропадет опять, но ранее либо позднее будет проведено в седьмом и шестом классах. Сначала, это будет зависеть от того, каким духом будет проникнуто преподавание, как акклиматизируются с ним учителя, для которых схожий метод обучения является совершен­но новым. Если получится этот большой опыт, на что я очень надеюсь, то в наиблежайшие ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ годы станет на очередь вопрос, нельзя ли также обучение в мастерских использовать для лабораторного преподавания, совсем подобно тому, как сейчас постройки из песка полностью оправдали себя при использовании ими для преподавания географии и отечествоведения. Так, шаг за шагом будет отнята почва у старенькой книжной школы, и я ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ надеюсь, что непобедимый идеализм наших учителей и победоносная сила старенькой, но все еще новейшей мысли безостановочно будут работать в сторону трансформации нашей старенькой школы.

Когда я вижу в наших мастерских и лабораториях, школьных кухнях и садах мальчишек и девченок с раскрасневшимися щеками, с радостными взглядами, то в этом я чувствую ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ самое наилучшее доказательство того, что мы находимся на верном пути. Тут пробуждаются и те, кто за школьными скамьями числились ленивыми, тупыми либо халатными учениками и, вне сомнения, перевелись бы в повторительные классы для отставших, если б таковые у нас были. Более того, часто случается, что такие горе ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ-дети далековато превосходят собственных товарищей, лучше даровитых па­мятью, и что красивые успехи и похвала учителя, ими в первый раз полу­ченная, выводит их из состояния сна и вялости так, что и собственной головной работе они отдаются с большей радостью. Какая томная скукотища царила еще 6 лет тому вспять в наших рисовальных ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ залах, когда на коро­левском троне искусства восседали: ровная линия, сектор круга, геомет­рическая фигура, абстрактный орнамент, и ни один ребенок, вроде бы ве­лико ни было его действительное дарование и удовлетворенность творчества, не знал, как ему приняться за дело. Как поменялось все это до неузнавае­мости ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ с того времени, как получили доступ предметы домашней обстановки, мастерской, сада, когда детки смогли приложить собственный художественный инстинкт и свою охоту к рисованию, к созданию и декоративной отделке предметов каждодневного обихода, слабенький — со своими малозначительными силами, одаренный — со всем богатством собственной фантазии! Какая удовлетворенность царствует сейчас в рисовальных классах ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ, как много раскрылось декоративной и конструктивной изобретательности, которая перекидывается сейчас с некогда настолько пустынного школьного острова на домашнюю жизнь, по­добно горящим искрам огромного пожара, пожирающего все кругом, что только может пылать. С какой радостью тащат сейчас в класс отдельные малыши плоды собственной домашней работы и приводят в изумление учителей ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ и товарищей своим умением, которого никто до сего времени не подозревал.

Новый способ обучения рисованию произвел воистину целый перево­рот, переворот еще больший, чем 8 лет тому вспять, когда в старших классах мужских школ были введены мастерские для обработки дерева и металла, а у девченок в выпускных классах - школьные кухни. Еще ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ бо­лее значимый переворот совершается постепенно в области препо­давания естественных наук. Уже одно непременное устройство школьных садов при каждом школьном здании имело огромное значение. К сожа­лению, в огромных городках практика садоводства с трудом поддается расширению. В наилучшем случае, этим могут заниматься старшие классы. В младших ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ же классах мы, чтоб использовать воспитательное воздействие ухода за растениями, обратились к культуре горшечных цветов в школе, также и на дому, куда, при содействии общества садоводства, многим детям даются горшки с цветами.

Легче выполнить как в городках, так и в деревне, в особенности для мальчишек, преобразование книжной школы в школу труда в ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ области физики и химии с помощью ученических лабораторий, которые мы так­же начали вводить. Они, пожалуй, явятся плодотворнейшим полем для развития школы работы.

Обучение физике, как оно сейчас практикуется во всех народных и в большинстве средних школ, просит только работы памяти, бла­годаря чему физика, как и ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ все остальные естественные науки, теряет свою воспитательную ценность. Специфичная ценность всякого естественно­научного образования в низших и средних школах заключается в способах работы, в способах исследования. Только тогда, когда мальчишка сам при­меняет эти способы, когда он обучается следить, ассоциировать, заключать, беспристрастно судить, осторожно испытывать, без помощи других действовать, обучается выдержке ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ, терпению, тщательности, порядку, чистоте,— он испы­тывает сам все радости исканий, исследовательских работ, открытий, которые даже малоспособного побуждают к предстоящим усилиям. Но, что в особенности делает для меня ценной лабораторию, и к чему ее до сего времени никто не использовал - это то, что она дает замечательно богатое поле для ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ со­вместной деятельности значимых ученических групп; при этом для преследования общих целей могут слиться детки, самым разным образом даровитые. Я позволю для себя привести пример: в классе 48 учени­ков. Я делю их на 24 группы, по 2 в каждой, либо на 16 по 3, либо на 12 по 4, глядя по роду задачки ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ и по числу имеющихся в распоряжении аппа­ратов. Любая группа занята какой-либо одной задачей. Один ученик, входящий в нее, берет на себя наблюдение, другой держит под контролем первого. 3-ий вычисляет и конструирует, 4-ый опять берет на себя контроль. По окончании работы роли изменяются: если необходимо чего-нибудть выстроить ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ, сделать, то сначала может взять на себя работу тот, кто обладает на­ибольшей умелостью. Если роли переменились при соответственном варианте той же задачки, то приобретенные результаты сравниваются; при очень огромных отклонениях сообща дискуссируются источники ошибок и, в конце концов, выводится средняя. При более суровых задачках можно брать среднее из данных нескольких ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ групп, по этому конечный итог будет все более получать нрав общей работы и все посильнее будет вырабатываться сознание личной ответственности за ре­зультат. При всем этом в работе каждого совсем исключаются эгоистиче­ские интересы. Он должен приспособляться к группе, должен помогать, должен быть готовым обучить слабенького и вместе ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ переживать как чув­ство ублажения, так и чувство расстройства.

Таким же образом скооперировано обучение в школьной кухне, при котором девченки работают по 6 вкупе у одной плиты над общей задачей, по очереди меняясь ролями.

Почти все еще можно сказать о практическом нраве остального естественнонаучного преподавания, об простом приятном обучении, об обучении ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ счету, о преподавании географии, о преподавании геометрии, которое с таким фуррором можно вести под открытым небом при по­мощи межевой цепи, межевой сажени и секстанта, также о целесообраз­ной постановке неотклонимой гимнастики и гимнастических игр, организа­ции девичьих хороводов и игр с песнями, о каждогодних потрясающих ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ праздничках и т. д. Но от всего этого я должен отрешиться.

Перевоплощение книжной школы в школу работы проведено в Мюнхене всего далее в дополнительных школах для мальчишек. Тут, в центре, стоит по сути мальчишка со всеми его практическими познаниями; тут все обучение исходит из школьных мастерских и возвра­щается туда же ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ; тут конкретно вероятна проф либо сословная школа, невообразимая в народной школе. Вследствие серьезного разделения по профессиям, которое соединяет мальчишек только одной и той же будущей актуальной работой, мастерские тотчас же заполняет дух общности, близо­сти, а самоотверженное отношение мастеров и подмастерьев к задачкам обучения вызывает доверие и обоюдное почтение ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ. Сначала было много саркастических и презрительных отзывов о новых учреждениях. Но сегодня уже замолкли издевки и шуточки, потому что все яснее становится полезность работы. К тому же сейчас именуют мои лаборатории в народной школе бес­полезной игрой и ставят препятствия на пути к их введению. Но так же ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ, как за ночкой наступает денек, наступит безизбежно время, когда будут недоумевать, как это ранее могли преподавать по другому. Могут спросить, откуда такие прямо несусветные препятствия реорганизации? Мне ка­жется, одна из обстоятельств заложена в самой истории развития понятия «школа». Нрав школы работы, т. е. таковой, которая с помощью труда ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ ведет к более высочайшему образованию, был чужд всем прежним эрам. Школа индийских браминов, храмовые школы египтян, вавилонян и ас­сирийцев, ученические школы пифагорийцев, философские школы Афин, риторические школы римлян, школы чтения и письма всех старых наро­дов на площадях и улицах городов, церковные школы средних веков — они все были обычными ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ школами словесного обучения и притом, не считая школ письма и чтения, они все преследовали религиозные и лите­ратурные образовательные цели. Латинские школы, возникшие из средневековых церковных школ, сделались прототипом для реальных школ 18-го столетия, и как учили и должны были учить религии, языкам и исто­рии, так же стали ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ преподавать и преподают доселе все другое. Но населению земли всегда тяжело освободиться от устарелых взглядов и при­вычек. Это тем сложнее, что вся организация надзора и испытаний при­способлена к нраву книжной школы. Так просто инспектировать и экзамено­вать, раз приходится взвешивать только количество познаний, ибо, во-1-х ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ, тут применима массовая проверка учеников, а потом можно просто в качестве экзаменатора за два денька выучить назубок то, из чего на 3-ий денек предстоит экзаменовать. Школа труда не допускает этого. Тут, чтоб как надо экзаменовать, необходимо не только лишь знать, да и уметь. Тут совсем нереально спрашивать целую ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ массу учеников устно либо письменно. Школа труда не должна спрашивать ученика при экзамене: «Что предполагают под удельным весом и как он опреде­ляется?» Она дает ученику кусочек свинца, камня либо дерева и предостав­ляет найти удельный вес в реальности. Для школы труда совсем индифферентно, может ученик перечислить 24 класса Линнеевой системы либо нет ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ, ибо она отлично осознает, что книгопечатание может поменять всякую более либо наименее слабенькую память. Она полностью довольна, если ученик умеет найти растение, которое ему дано.

Третье препятствие к реорганизации—это увеличение расходов. На­до снабдить школы мастерскими и лабораториями, швейными машинами, ткацкими станками, школьными кухнями и школьными садами. Самим ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ учителям нужно дать совсем другую и сначала более основатель­ную подготовку, чем сейчас, когда семинария, подобно всем другим школам, представляет собою не что другое, как учреждение для откармли­вания книжными познаниями.

В мастерских можно сразу управлять работой только при 16—20 учениках, в кухне — 20—24, в лаборатории только 24—30, а при новеньком ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ обучении рисованию не больше как 36. Но ведь не плохое всегда стоит дороже, чем среднее. И так же, как, отправляясь в путеше­ствие пешком, мы охотно платим мало дороже за крепкую пару баш­маков, должны мы ассигновать огромную сумму на то крепкое опытнейшее познание, которым снабжает малышей школа работы ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ, чем тратиться на эти стремительно испаряющиеся книжные и зазубренные познания. Ну и дополнительные расходы совсем не так значительны. Ибо то избыточное время, которое должно быть оплачено вследствие разделения классов при практическом обучении, можно частично сберечь на теоретическом преподавании. Ведь при всем этом же приходит на помощь безраздельный энтузиазм ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ малыша.

Чем более мы распространяем словом и примером правильное по­нимание значения школы работы, чем более мы будем остерегаться не­разумного преувеличения, как будто не заключается ровно ничего полезного в старенькой книжной школе; чем более мы сможем уверить в том, что познания книжной школы самым потрясающим образом могут быть органически включены в ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ процесс работы, что мы совсем не имеем в виду бросить в пренебрежении такие принципиальные, античные умения, как чтение, письмо и счет, нужные для добывания хлеба насущного так же, как и для приобретения образования, тем быстрее пропадут препятствия, тем ранее произойдет величавый переворот в нашей общешкольной практике ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ.

Джон Дьюи считает, что этот переворот будет подобен тому, который некогда был произведен Коперником, переместившим астрономический центр с земли на солнце. «Дитя станет тогда солнцем, вокруг которого крутятся все учреждения школы, центром, около которого будет орга­низовано все воспитание».

Если будет выполнен этот переворот, хотя бы и не полностью, в духе ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ Дьюи, то только тогда в первый раз осуществится связь меж домом и школой. И тогда школа и дом будут заполнены общими интересами, и задачей школы станет внести порядок в деяния тех сил, которые вызы­ваются к жизни этими интересами, и в то моральное и интеллектуальное достоя­ние ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ, которое ими приобретено. Тогда школа будет не только лишь учить малыша обладать орудиями, переданными нам из культурных сокровищ­ниц прошедшего, и не только лишь поможет ему верно и здраво мыслить и морально действовать, но также и в отцовский дом занесет еще большее осознание школьной работы и этим усилит чувство ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ его собствен­ной ответственности в деле воспитания.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ БЛОК

Прочтите статью В. В. Зеньковского «О педагогическом интеллектуализме» (доп. ист. № 7). Какие задачки, по воззрению создателя, должна делать новенькая школа? Почему, на Ваш взор, В. В. Зеньковский выступает против педагогического интеллектуализма, соответствующего для старенькой классической «школы учебы», и что предлагает заместо педагогического ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ интеллектуализма?

Основная литература

1. Хрестоматия по истории забугорной педагогики / сост. проф. А. И. Пискунов. - М. : Просвещение, 1971. – С. 506-558.

Дополнительная литература

1. Русская Педагогическая Энциклопедия : в 2 т. Т.1. - М., 1993. - С. 126-127; 300-301; 428; 492-493; 591-592.

2. Бим-Бад, Б. М. Педагогические течения сначала ХХ века / Б. М. Бим-Бад. - М., 1998.

3. Богуславский, М. В. Безупречная школа XX века - почему не вышло / М. В ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ. Богуславский // Мир образования. - 1996. - № 1. - С. 14-15.

4. Гессен, С. И. Базы педагогики. Введение в прикладную философию / С. И. Гессен. - М., 1995. - С. 109-119; 126-131, 431-436.

5. Гессен, С. И. Педагогические сочинения / С. И. Гессен. - Саранск, 2001.

6. Джуринский А. Н. История забугорной педагогики : учебное пособие для вузов / А. Н. Джуринский, М. : ФОРУМ; Инфра-М, 1998. - 272 с.

7. Зеньковский, В. В. Педагогические сочинения / В ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ. В. Зеньковский. - Саранск, 2002.

8. Монтессори, М. Помоги мне сделать это самому / М. Монтессори. – М., 2000. – 272 с.

9. Рогачева, Е. Ю. Педагогическое творчество Дж. Дьюи в чикагский период / Е. Ю. Рогачева // Педагогика. - 2004. - №5. – С. 90-96.

10. Штейнер, Р. Общее учение о человеке как база педагогики / Р. Штейнер. - М., 1996.

11. http://www.center-sozvezdie.ru/

12. http://www ШКОЛА БУДУЩЕГО — ШКОЛА РАБОТЫ.montessori-press.ru/

13. http://www.montessoricity.ru/


shini-referat.html
shipboard-maintenance-of-machinery.html
shipovnik-sobachij-doklad.html